Ху Цзиньтао сохранит контроль над армией

Китайский лидер Ху Цзиньтао сохранит контроль над военными после ухода с поста руководителя партии в начале следующего года, об этом сообщил репортёрам CNN Тун Чи-хва, бывший глава администрации Гонконга.

Ху Цзиньтао

Лидер коммунистической партии Китая Ху Цзиньтао позирует для фото, Пекин, 19 июля. Ху сохранит контроль над военными после ухода с поста руководителя партии в начале следующего года. Фото: Andy Wong/Pool/Getty Images

Тун сейчас является вице-председателем Народного политического консультативного совета Китая, и, как один из лидеров государства, он встретился с журналистами CNN 19 сентября. Речь шла о Ху Цзиньтао и Си Цзиньпине и предстоящей смене руководства. Тун сказал: «Ху Цзиньтао останется ещё на один срок в качестве председателя военной комиссии ЦК после ухода с поста председателя КНР».

Заявление Туна раскрыло важную для общественности информацию. Это стало своего рода сюрпризом, поскольку подготовка к предстоящей смене руководства осуществляется тайно и сопровождается слухами на фоне бурной внутрипартийной борьбы.

Имея долгую политическую карьеру и осторожный нрав, Тун не стал бы говорить опрометчиво с зарубежными СМИ о такой важной и конфиденциальной информации о высших руководителях партии. Можно только предположить, что высокие должностные лица использовали Туна, чтобы распространить сообщение в такой форме, которую они считают более подходящей, чем их собственные заявления.

Тогда кто из лидеров коммунистической партии Китая (КПК) мог попросить Туна раскрыть эту информацию? Кто выигрывает от распространения таких новостей?

20 сентября, на следующий день после интервью Туна с CNN, СМИ Гонконга сообщили, что Тун является близким другом Си Цзиньпина. В интервью Тун также упомянул о двухнедельном исчезновении Си из поля зрения общественности, сказав: «Он получил травму, занимаясь спортом. Теперь он выздоровел и вернулся к работе». Тун добавил, что состояние здоровья старших лидеров не является публичной темой в Китае.

Заявления Туна можно интерпретировать так: Ху Цзиньтао останется председателем Центральной военной комиссии, а Си станет председателем КНР, как и планировалось.

Эти два важных сообщения в пользу Ху Цзиньтао и Си Цзиньпина, поэтому, скорее всего, именно они попросили Туна дать такую информацию репортёрам CNN.

Война фракций

Если действительно Ху и Си разрешили Туну передать такое сообщение, тогда в чём заключалась их цель?

С одной стороны, это может помочь опровергнуть слухи, которые циркулировали в течение нескольких месяцев, о том, кто будет иметь контроль над военными после съезда КПК.

Когда Ху Цзиньтао сменил Цзян Цзэминя в 2003 году, Цзян сохранил власть над военными, а также контролировал мощный аппарат внутренней безопасности и Политико-юридическую комиссию. Получалось, что фактически Ху Цзиньтао был марионеткой Цзяна. Только за последний год Ху удалось укрепить свою власть, добиться того, чтобы военные заявили о своей верности ему, и освободиться от контроля Цзяна.

Сейчас, накануне 18-го съезда партии, фракцию Цзяна возглавляет глава службы безопасности Чжоу Юнкан, который должен уйти в отставку из-за возрастных ограничений. Фракция потеряет большую часть своей власти, поэтому её члены боятся быть привлечёнными к ответственности за злоупотребления властью и преступные деяния. Они, в частности, занимались преследованием духовной группы Фалуньгун и обвиняются в извлечении органов у живых людей.

Этот страх заставляет фракцию Цзяна, к которой принадлежит и Бо Силай, вести борьбу не на жизнь, а на смерть в попытке сохранить власть. Её члены также использовали некоторые зарубежные СМИ, которые находятся под их контролем, чтобы заглушить негативные для них сообщения о Ху Цзиньтао, Вэнь Цзябао и Си. Они заявляли, что Си Цзиньпин не может стать лидером из-за плохого здоровья, а Ху Цзиньтао оставит все посты после 18-го съезда и т.д. Тун помог опровергнуть эти слухи.

Фракция Цзяна также пыталась посеять раздор между Ху Цзиньтао и Си Цзиньпином, а заявление Туна показывает, что Ху Цзиньтао и Си Цзиньпин находятся в хороших отношениях.

На самом деле, скорее всего, Си узнал в феврале от официальных лиц США о попытке государственного переворота Бо Силая и Чжоу Юнкана против него, и заключил союз с Ху Цзиньтао и Вэнь Цзябао. Си, как говорят, играет ключевую роль в отстранении Бо Силая от дел.

Ху Цзиньтао, Вэнь Цзябао и Си – сейчас союзники. Когда Си встанет у руля, то маловероятно, что он одобрит политику преследования Фалуньгун, которое развязал Цзян. Следовательно, фракция Цзяна будет отстранена от власти и понесёт ответственность за свои преступления, совершённые в ходе преследования, это будет их конец.

Распространение новостей о том, что Ху останется председателем военной комиссии, также отражает климат в высших кругах компартии Китая. Ху почувствовал необходимость послать сообщение своим оппонентам, как предупреждение о том, что 18-й съезд КПК – это не конец, а только начало сведения счётов.

Арабская стужа

Взято с сайта http://www.odnako.org/magazine/material/show_20856/

Какой будет ближневосточная стратегия Америки?

Когда в странах, переживших арабскую весну, начались массовые антиамериканские выступления, а посольства США на Ближнем Востоке превратились в крепости, которые осаждает обезумевшая толпа, противники Обамы заговорили о крахе политики, заявленной президентом в его знаменитой каирской речи.

«Доигрался Барак Хуссейн, — пишет консервативное издание The Weekly Standard, — а ведь с самого начала было ясно, что флирт с «братьями-мусульманами» и другими радикальными суннитами ни к чему хорошему не приведет. Нынешняя администрация помогла прийти к власти тем силам, которые пользуются поддержкой арабской улицы, но при этом категорически не переваривают Америку».

Неудачный флирт

«Обама, Обама, мы устроим триумф ислама», — скандировали демонстранты, которые сорвали с крыши посольства США в Каире американский флаг и водрузили на его место черное знамя «Аль-Каиды». Поводом для демонстраций послужил антиисламский фильм «Невинность мусульман», который был снят проживающим в США египетским коптом Накулой Басела Накулой. В этой второсортной картине, к созданию которой был причастен сумасшедший пастор Терри Джонс, ежегодно сжигающий Коран, представлена апокрифическая версия появления ислама: пророк Мухаммед в ней предстает безродным мошенником и гомосексуалистом, выступавшим в защиту рабства и внебрачных связей, а первые мусульмане — жестокими погромщиками, насильниками и убийцами.

Многие сравнивают нынешние волнения с карикатурным скандалом, который разразился в 2005 году. «Как и тогда, — отмечает The Foreign Policy, — оскорбления пророка являются лишь предлогом для массовых выступлений. В середине нулевых реальной причиной была затянувшаяся военная кампания в Ираке, сейчас же — исламисты хотят продемонстрировать США, что, несмотря на помощь в свержении диктаторов, им нечего ловить в «странах победившей революции». «Обама наступил на те же грабли, что и его предшественник Джордж Буш-младший, — пишет The American Thinker, — он наивно полагал, что установление демократии в ближневосточных странах в интересах Америки». И ради того чтобы достучаться до новоявленных «демократических» лидеров, Обама без зазрения совести сдал таких верных союзников США, как Хосни Мубарак в Египте и Бен Али в Тунисе, не возражал против того, чтобы к власти в Ливии пришло правительство, на добрую половину состоящее из членов «Аль-Каиды», и признал бывших террористов «умеренными светскими политиками». Но сейчас выясняется, что дивидендов ему это не принесло. Скорее наоборот, в арабском мире темнокожего президента США стали воспринимать как слабака, который не способен отстаивать интересы своей державы в регионе и будет вечно заискивать перед «воинами Аллаха».

Рефлексия и нерешительность Обамы вызывают недоумение и у многих американских политологов. Существует даже версия, что в его администрации есть сильное исламистское лобби. Во-первых, сам Барак Хуссейн, который учился в индонезийской мусульманской школе и вроде бы принял ислам. Во-вторых, ряд чиновников Белого дома и Госдепа, которые, по некоторым данным, связаны с «братьями-мусульманами». Прежде всего, речь, конечно, идет о личной помощнице Хиллари Клинтон и заместителе начальника ее аппарата Хуме Абедин. Она выросла в Саудовской Аравии в семье имама, а ее родственники играют далеко не последнюю роль в «братском» движении. «Удивительно, — пишет директор организации Jihad Watch Роберт Спенсер, — женщина с большими связями в организациях, стремящихся уничтожить США, — самое доверенное лицо американского госсекретаря, и никого это не заботит».

Второй Картер?

Однако большинство политологов не очень любят конспирологические теории и объясняют заигрывания Обамы с исламистами его малодушием. Неслучайно эксперт American Enterprise Institute Майкл Рубин называет нынешнего президента «вторым пришествием Джимми Картера». Аналогия напрашивается сама собой. Вспомним, как во время предвыборной кампании 1979 года в Тегеране было захвачено американское посольство, президент оказался бессилен что-либо сделать и в итоге проиграл сражение за Белый дом своему сопернику — пламенному консерватору Рональду Рейгану.

Некоторые эксперты полагают, что республиканцы приложили руку к тому, чтобы в арабском мире узнали о существовании фильма «Невинность мусульман», чтобы спровоцировать волнения и выставить Обаму в комичном свете. Вот, мол, к чему может привести политика умиротворения, вот что значит оказывать покровительство радикалам в надежде, что из чувства благодарности они вечно будут сохранять лояльность по отношению к США. Вначале действительно казалось, что республиканцы сумеют воспользоваться ситуацией и вырваться вперед в президентской гонке. Консервативные комментаторы накинулись на Обаму, обвиняя его в «слюнтяйстве». «Через 11 лет после 11 сентября американской нации вновь бросили вызов радикальные исламисты, — писал известный критик демократической администрации Уильям Салливан, — и, несмотря на все наше скептическое отношение к Обаме, мы надеялись, что он поведет себя как лидер великой державы и сумеет осадить врагов Америки. Однако вместо этого он обрушился на создателей антиисламского фильма, которые, по его словам, гнусно посмеялись над верованиями других людей. Он не обещал наказать обидчиков, он беспокоился лишь о достоинстве мусульманского пророка».

Республиканский кандидат Митт Ромни, опубликовавший в прошлом году книгу с красноречивым названием «Не извиняться», решил, судя по всему, что настал его звездный час, и провозгласил, что с ужасом взирает за тем, как президент пресмыкается перед исламскими террористами и просит у них прощения за то, что Америка исповедует либеральные ценности. В иной ситуации, может быть, такая гневная отповедь принесла бы экс-губернатору Массачусетса политические очки, но, поскольку во время нападения на консульство США в Бенгази погибли четверо американских дипломатов, желание сделать на этом пиар было воспринято в Америке в штыки. «Ромни погорячился, — заявил в интервью «Однако» старший советник Центра международных стратегических исследований в Вашингтоне Харлан Уллман, — по меткому выражению Обамы, он стреляет раньше, чем целится. Не нужно было использовать эту трагедию для собственной раскрутки, ведь даже Рейган отказался критиковать Картера после провальной операции по освобождению заложников в Тегеране, заявив, что в тяжелые времена следует забыть о разногласиях».

«Благодарность мусульман»

С другой стороны, Обаме, конечно, будет непросто объяснить избирателям, почему волна антиамериканских выступлений поднялась в первую очередь в тех странах, которые, по идее, должны были прославлять Америку за помощь в избавлении от диктаторов. Да и могут ли сделать это чиновники, ответственные за формирование внешней политики США? «Как же так? — недоумевает госсекретарь Хиллари Клинтон. — Наших дипломатов убивают в стране, которую мы помогли освободить, в городе, который мы спасли от разрушения?» Действительно, американский посол Кристофер Стивенс, молодой дипломат с ослепительно-белой улыбкой, был тем человеком, который весной 2011 года убедил Клинтон позвонить Обаме и настоять на том, чтобы США поддержали повстанцев с воздуха, а затем ввели в Ливию свои спецподразделения. Именно Стивенс являлся американским представителем при Переходном национальном совете в Бенгази. «Стивенс был лучшим другом ливийцев и тайным творцом их освобождения, — пишет в эпитафии послу французский философ Бернар Анри Леви, который, собственно, и заварил всю кашу в Ливии, уговорив президента Саркози признать повстанческое правительство, — он был убежден, что в ближневосточной эпопее США открылась новая глава: Америка отказалась от традиционной модели отношений господин-вассал ради того, чтобы стать партнером новых демократий. Американцы потеряли посла, ливийцы — своего союзника и покровителя. Идиоты победили». Правда, следуя логике Леви, идиотами можно признать большинство ливийского населения. Дипмиссия США была обстреляна из гранатометов, а жители Бенгази, которые год назад приветствовали натовские бомбардировки Ливии, теперь улюлюканьем провожали растерзанное тело своего «друга и покровителя», которое торжествующие боевики-исламисты, словно тряпичную куклу, тащили по улицам города. И тащили отнюдь не в госпиталь, как пытались уверить американцев Обама и Клинтон. «Хиллари, — отмечает обозреватель The American Thinker, — всегда видит только то, что она хочет видеть, и отказывается признавать очевидные факты. Так было, когда ее супруга уличили в адюльтере, так было и в случае со Стивенсом, когда беснующуюся агрессивную толпу она приняла за благодарных граждан, которые были осчастливлены американским послом и мечтали доставить его в больницу».

Дело, разумеется, не в близорукости Клинтон. Просто для демократов было бы верхом безумия признать накануне президентских выборов, что их ближневосточная стратегия оказалась ошибочной. «Конечно, — говорит Харлан Уллман, — страсти улягутся, и антиамериканские волнения в странах, переживших год назад голодные бунты, вряд ли повлияют на предвыборные расклады в Соединенных Штатах. Но правящая элита обязана извлечь уроки из нынешних событий. Проблема в том, что в Вашингтоне прекрасно решают тактические задачи: убрать Мубарака, скинуть с престола Каддафи, но мыслить стратегически не умеют. Ведь было совершенно очевидно, что на волне народных революций к власти в арабских странах придут радикалы, которые не будут церемониться с вчерашними союзниками из Белого дома. И хотя идеалистам в США всегда приятнее общаться с демократически избранными правителями, учитывая какую ненависть вызывает Америка у простых арабов, на Ближнем Востоке не стоило, наверное, делать ставку на народное волеизъявление. И еще один важный момент: несмотря на то что американцы считаются королями пиара, в арабском мире им ни на йоту не удалось изменить негативный образ Соединенных Штатов, которые были и остаются здесь «большим сатаной». В этом смысле очень показательно, что, согласно данным Gallup, за время правления Обамы отношение к Америке на Ближнем Востоке стало даже хуже, чем в эпоху позднего Буша. И это несмотря на каирскую речь, заигрывания с исламистами, ливийскую и сирийскую эпопею.

Демократическая администрация и сочувствующие ей СМИ пытаются сделать хорошую мину при плохой игре. «Несмотря на все перегибы, — пишет The Economist, — страны, пережившие «арабскую весну», двигаются в правильном направлении. И в американских интересах поддержать хрупкие арабские демократии и поощрить их тягу к свободе».

Амбиции «братьев»

Многие западные политологи уверяют, что египетских «братьев» бояться не стоит: верхушка организации состоит из выпускников американских элитных вузов, которые ориентируются в первую очередь на турецкую модель, «сочетающую исламизацию и модернизацию». Нельзя, правда, забывать о том, что команда Эрдогана в Турции опирается на мощный средний класс, тогда как нынешние правители Египта привыкли работать в подполье и искать поддержку у самых бедных слоев населения. И несмотря на то что пока ихваны обещают сохранить стратегический союз с Вашингтоном, их может не понять собственный электорат.

Неслучайно, когда начались протесты у посольства в Каире, на арабской веб-страничке сайта «братьев-мусульман» можно было прочесть призывы к египтянам «подняться и защитить пророка», тогда как на английской появились успокоительные заявления о том, что американо-египетские отношения выдержат любые испытания. «Спасибо за теплые слова, — ответили чиновники Госдепа, — кстати, не следите ли вы за тем, что публикуется у вас в арабской версии. Вы догадываетесь, наверное, что мы ее тоже просматриваем».

«Включить левый поворотник и повернуть направо», — так описывал свою политику египетский президент Анвар Садат, который перешел из советского лагеря в американский. И не исключено, что Мурси выберет похожую тактику. Да, он защитил диссертацию в США, его дети имеют американское гражданство, но свой первый государственный визит за пределы ближневосточного региона он совершил в Китай. Кроме того, новый президент восстановил отношения с Ираном. И хотя противостояние шиитов и суннитов на Ближнем Востоке вряд ли позволит ему заключить тесный альянс с тегеранскими аятоллами, которые к тому же опасаются египетских бунтовщиков, способных возродить в ИРИ призрак «зеленой революции», Мурси продемонстрировал, что Египет вновь становится амбициозным государством, претендующим на самостоятельную роль в регионе. Американцы пытаются запугать ихванов, угрожая прервать финансовую помощь. Однако на «братьев» эти угрозы не действуют. Ведь из 1,5 млрд долларов, которые США ежегодно предоставляют Египту, львиная доля — 1,3 млрд — приходится на поставки военной техники, а значит, приостановка финансирования станет ударом для их главного соперника — египетских военных. Как заявил в интервью «Однако» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, «братья-мусульмане вообще подумывают о том, чтобы спровоцировать конфликт с Израилем на Синае и перемолоть противостоящую им армию в очередной войне, напоминающей ирано-иракскую, когда за восемь лет аятолла Рухолла Хомейни смог уничтожить шахскую армию и практически исключить возможность военного путча».

Неслучайно с приходом «братьев» к власти сотрудничество Египта с Израилем прекратилось, блокада сектора Газа была снята (палестинские города планируют присоединить к египетским электросетям и газопроводам). Мурси провел прямые переговоры с Халедом Машаалем, став первым египетским президентом, встретившимся с лидером ХАМАС. К тому же ихваны начали вовсю наращивать военное присутствие на Синае, демилитаризация которого, напомним, считалась одним из основополагающих элементов израильско-египетского статускво. Таким образом, говорят эксперты, де-факто египтяне денонсируют Кэмпдэвидское мирное соглашение, а это может серьезно укрепить их авторитет в арабском мире (вспомним, как политическая победа в Суэцком конфликте сделала Гамаля Насера общеарабским лидером).

Политологи предсказывают, что новый Египет сформирует суннитский блок с монархиями Залива. Духовный лидер «братьев-мусульман» шейх Юсуф Кардауи проживает в Дохе и издает фетвы в полном соответствии с линией катарского МИДа, Катар уже пообещал вложить в египетскую экономику 10 млрд долларов. Несколько миллиардов планирует перевести в Каир и Саудовская Аравия, которая поддерживает салафитов из партии «Аль-Нур» — второе по значимости и наиболее радикальное исламистское движение Египта.

Сирийский тупик

Монархии Залива играют ключевую роль и в сирийском конфликте. Они спонсируют боевиков террористического интернационала, воюющих с армией Башара Асада. На северо-западе Сирии под их патронажем действует так называемая «бригада Уммы», командуют которой бывшие руководители «бригады Триполи», обученной и вооруженной на деньги Катара во время гражданской войны в Ливии. Эр-Рияд и Доха вновь убеждают Америку, что, поддержав сирийских повстанцев, она окажется на правильной стороне истории. Западные члены Совбеза ООН отказываются осудить теракты в сирийских городах. Но, как пишет The Nation, «главный парадокс заключается в том, что в Сирии Соединенные Штаты поддерживают фактически тех же людей, которые осаждают сейчас их посольства в ближневосточных государствах и с которыми почти целое десятилетие воевали крестоносцы Буша». Чего стоит, например, интервью одного из лидеров сирийских повстанцев в провинции Идлиб газете The Guardian, заявившего, что, по его скромному мнению, танки производства «Уралвагонзавода» горят намного лучше американских аналогов. Владимир Путин с присущей ему иронией предложил США открыть ворота лагеря для военнопленных в Гуантанамо и запустить узников в Сирию, чтобы и они там повоевали.

Экс-премьер Сирии Рияд Хиджаб, который бежал в августе в Иорданию, заявил, что «режим Башара Асада контролирует не более 30% территории страны и того гляди будет сметен повстанцами». Но так ли это? Пока мы видим лишь, что страна погружается в затяжную гражданскую войну. Повстанцы от обороны городов переходят постепенно к нападениям на военные объекты (американские специалисты называют эту тактику hit and run, то есть «бей и беги»).

Ни правительственные войска, ни мятежники не могут одержать победу в сражении за Алеппо, которое асадовская пропаганда окрестила «матерью всех битв». Алеппо является экономической столицей Сирии. До последнего времени этот город, населенный суннитскими дельцами всех мастей, считался абсолютно лояльным семье Асадов. Когда начались волнения, правящий режим доверил функции по охране порядка в Алеппо т.н. «шабихе» — местным преступным группировкам. Этим летом катарским и саудовским спецслужбам удалось подкупить часть ОПГ и перетянуть их на свою сторону. Кроме того, суннитская буржуазия, лишившаяся огромных прибылей, которые приносила ей торговля с Турцией и Ираком, начала переходить на сторону оппозиции.

Это, конечно, стало тревожным сигналом для Асада, но даже сейчас нельзя говорить о том, что его поддерживают лишь представители алавитской общины. Новым министром обороны, например, стал суннит из Хамы — генерал Мухаммед Хасан аль-Фрейдж, которого называют «самым жестоким из жестоких» в деле подавления мятежа.

Конечно, позиции правящего режима подорвал июльский теракт, в ходе которого погибли видные функционеры БААС, входившие в «ближний круг» Асада: министр обороны генерал Дауд Раджа, советник президента по военным вопросам генерал Хасан Туркмани, руководитель Совета безопасности Хишам Ихтияр и глава военной разведки Асеф Шаукат. Выкосило практически всю армейскую верхушку, и баасисты начали совершать серьезные стратегические просчеты, согласившись, например, использовать против мятежников боевую авиацию. Фактически они приняли схему, навязанную им противниками, которая предполагала бои в крупных городах, разрушение инфраструктуры и многочисленные жертвы среди мирного населения. Однако в итоге армия Асада вернулась к постепенной терпеливой зачистке боевиков.

После Асада?

Реалисты на Западе рассчитывают, что рано или поздно Асад согласится на йеменский сценарий (лидер Йемена Али Абдалла Салех ушел в отставку, получил титул «почетного президента» и наслаждается сейчас иммунитетом от преследования), но пока сирийская правящая элита категорически отвергает любые компромиссы. Хотя, по словам экспертов, в ближайшее время у Асада закончатся деньги (ведь гражданская война ежемесячно обходится ему в миллиард евро, а прошлым летом валютные резервы сирийского правительства составляли около 12 миллиардов).

С другой стороны, некоторые политологи отмечают, что у баасистов появляется новый ресурс — поддержка арабской улицы. Как заявил в интервью «Однако» эксперт Института востоковедения Борис Долгов, «поскольку для Соединенных Штатов Асад сейчас — враг номер один, в мусульманском мире он становится все более популярен, несмотря на алавитское вероисповедание (алавитов многие сунниты считают еретиками) и светский характер выстроенного его отцом баасистского государства. И в том случае если Обама все-таки решится на интервенцию в Сирии, это будет воспринято как вызов всему исламу. Не удивительно, что на недавних демонстрациях в Ливане митингующие несли антиамериканские транспаранты и портреты сирийского президента».

Ходят слухи, что западные спецслужбы уже выбрали кандидата на роль лидера постасадовской Сирии. «Таким кандидатом называют бывшего командира одной из бригад Республиканской гвардии Манафа Тласса, бежавшего в июле во Францию, — рассказал «Однако» эксперт Центра «Геоарабика» Александр Кузнецов. — Это — сын Мустафы Тласса, экс-министра обороны и соратника Хафеза Асада, который считается одним из создателей современного сирийского государства. Впрочем, младшего Тласса называют плейбоем, не отличающимся ни военными, ни политическими способностями. Как бы то ни было, если нынешний режим падет, в Сирии не произойдет даже номинальной консолидации общества, как это было в Ливии. Радикальные исламисты во главе с «братьями-мусульманами» и светская часть Сирийской свободной армии уже сейчас вступают в военные столкновения. А с уходом Асада они начнут ожесточенную борьбу за власть». Кроме того, очень велика вероятность, что гражданская война в Сирии перерастет в межконфессиональную. Эксперты прогнозируют развитие событий по ливанскому сценарию (гражданская война в Ливане длилась 15 лет). Не исключено также, что будут созданы мини-государства алавитов, друзов и курдов. Вспомним, как в период французского мандата с 1921 по 1936 год Сирия была поделена на 5 эялетов в зависимости от этнической и религиозной принадлежности.

На очереди — Иран?

Многие убеждены, что сирийская эпопея была задумана лишь для того, чтобы сокрушить или, по крайней мере, максимально ослабить алавитский режим Асада, который считался главным партнером Ирана в арабском мире. Дамаск получал от Тегерана оружие, обещал ИРИ предоставить порт Латакия для строительства военной базы на Средиземном море и поддерживал проиранское шиитское движение «Хезболла» в Ливане. «Нокаутировав Сирию, — пишет китайская англоязычная газета The Global Times, — Запад, судя по всему, решил подготовить общество к новой ближневосточной войне — войне с Ираном. И очень символично, что 11 сентября начались погромы американских посольств в мусульманских странах». «Если уж в освобожденных нами странах люди так поносят Америку, — заявляет вице-президент Брукингского института, бывший посол США в Израиле Мартин Индик, — можно представить себе, какую ненависть к нам испытывают в Иране и насколько серьезную опасность представляет для нас ядерная программа ИРИ. Поэтому я убежден, что конфронтация Соединенных Штатов и Ирана может перерасти в войну уже в начале следующего года. Пока у Тегерана нет ядерного оружия, и у нас еще есть время, хотя и не так уж много». Индик считается одним из самых осведомленных политологов и очень четко отражает настроения американского истеблишмента.

Редактор консервативного журнала The Commentary Норман Подгорец утверждает, что каждый день молится о том, чтобы американцы сбросили наконец бомбу на Иран. «Чего мы ждем? — подливает масла в огонь израильский премьер Биньямин Нетаньяху. — У стран, не готовых обозначить четкие красные линии для Ирана, нет морального права чертить красные линии Израилю».

Еще в начале года многие комментаторы предполагали, что лето-осень 2012-го — время, когда наступление часа икс наиболее вероятно. Накануне выборов в США президент не может отказаться от поддержки верного союзника и уклониться от «сражения со злом». Так что если Израиль атакует, то Вашингтону ничего не останется, как поддержать его. Была даже проведена свое образная артподготовка, когда мировое информационное пространство захлестнула волна критических публикаций об Иране. До американских выборов остается всего месяц, Ближний Восток бурлит, и зеваки всего мира c нетерпением ждут начала реалити-шоу, обещанного им еще во времена Буша-младшего.

ПОВСТАНЦЫ СИРИИ ЗАЯВИЛИ О НАЧАЛЕ «РЕШАЮЩЕЙ БИТВЫ ЗА АЛЕППО»

Взято с сайта http://obozrevatel.com/abroad/38701-povstantsyi-sirii-zayavili-o-nachale-reshayuschej-bitvyi-za-aleppo.htm

Сирийская оппозиции заявила о начале «решающей битвы за Алеппо» — первый по величине город страны с населением в несколько миллионов жителей, где в прошедшие сутки развернулись жесточайшие бои между сторонниками и противниками президента Башара Асада.

Тем не менее, судя по сообщениям из осажденного мегаполиса, восставшим пока не удалось укрепить позиции, пишет ВВС.

Жители Алеппо утверждают, что бои начались и в доселе мирных районах, причем возрастающую роль в столкновениях играют отряды курдов-сепаратистов, которых оппозиция подозревает в связях с военными силами Асада.

«Арабская весна» может стать «ядерной зимой»

Взято с сайта http://www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&news_id=83238

Москва обеспокоена тем, что Тегеран может разрабатывать атомное оружие. Об этом в интервью американскому телеканалу сообщил глава МИД РФ. Сергей Лавров также затронул тему сирийского кризиса. По его словам, Россия не держится за нынешнего президента Сирии Башара Асада

Министр иностранных дел России Сергей Лавров обеспокоен возможностью превращения «арабской весны» в «ядерную зиму». Об этом он заявил в интервью американскому журналисту Чарльзу Роузу, отвечая на вопрос, опасается ли Россия «арабской весны»

«Я думаю, что сейчас мы уже находимся в «арабской осени», и я надеюсь, что она не перерастет в «ядерную зиму», — сказал он.

«Это была просто фигура речи, но вы должны серьезно относиться к тому, что все больше стран задумываются о том, чтобы купить себе гарантии безопасности, получив ядерное оружие», — продолжил российский министр.

Лавров отметил, что угрозы и изоляция только подпитывают такие настроения в некоторых странах. Говоря об иранской ядерной программе, он заявил, что Москва обеспокоена, что Тегеран может разрабатывать атомное оружие.

«Мы обеспокоены, что иранская ядерная программа может иметь какое-то военное измерение, потому что МАГАТЭ задало им несколько вопросов, которые остаются без ответа в течение определенного периода времени», — сказал он.

Вместе с тем, министр заявил, что «Иран будет более настроен на сотрудничество, если он будет знать, что мы не жульничаем с ним, когда говорим, что если он выполнит эти требования, он станет полноправным членом Договора о нераспространении ядерного оружия». Глава российского дипведомства также напомнил, что в настоящее время не существует свидетельств того, что Тегеран принял политическое решение о создании ядерного оружия.

«С уровня полного цикла производства ядерного топлива до уровня производства оружейного урана путь недолгий. Я не эксперт, не знаю, как долго это займет, но, может быть, год или около того. Но нет данных, что Иран принял политическое решение сделать это», — сказал он.

«Нам всем нужно полагаться на практичный подход. Если главным словом будет «изоляция», все больше санкций, угрозы бомбить Иран, если это произойдет, то немедленно пострадает сотрудничество между Ираном и МАГАТЭ, которое на данный момент мониторит все известные ядерные объекты в Иране и сообщает, что пока не обнаружило, что у иранской ядерной программы есть военное измерение», — добавил министр.

Вместе с тем, он признал, что МАГАТЭ не может стопроцентно гарантировать, что Иран не скрывает от агентства отдельные аспекты своей ядерной программы.


В интервью Лавров также заявил, что Россия не держится за нынешнего президента Сирии Башара Асада. Лавров подчеркнул, что для России важнее всего, чтобы сирийский кризис не превратился в межконфессиональную войну. По его словам, в настоящее время такой сценарий развития событий в Сирии вполне возможен.

«Для нас важнее, чтобы в стране соблюдались права всех, кто живет в стране — суннитов, шиитов, алавитов, друзов, христиан, курдов, в том числе их безопасность, экономические политические и социальные права. Это намного важнее, чем охота за каким-то одним человеком».

В случае Асада Россия не будет предоставлять ему убежища, заявил глава МИД РФ. «Нет, мы не предоставим ему убежища», — сказал Лавров.

«Как я говорил, он был другом других стран к северо-западу от Сирии», — отметил российский министр.

Он подчеркнул, что если Асад решит уйти, «это будет его решение». «Но мы не будем говорить ему, чтобы он ушел. Не потому, что мы полагаем, что он незаменим. Ни в коем случае. Для нас не имеет значения, кто может править Сирией, пока Сирия демократична, свободна и комфортна для всех меньшинств», — подчеркнул глава МИД РФ.

«Но он не уйдет до тех пор и если он не решит это сам для себя. И это очевидно», — сказал Лавров.

При этом он предостерег от попыток загонять Асада в угол. «Если люди думают, что, загоняя его в угол, они добьются своей цели, — это их план. Однако до сих пор все выглядит так, что, загоняя его в угол, они делают его все более упорным в том, чтобы бороться до конца», — отметил министр.

Как заметил Лавров, в данном случае «мы опять возвращаемся к тому, сколько жизней можно спасти, следуя одному или другому сценарию».

Лавров также заявил, что Россия помогла США наладить контакт с официальным Дамаском по вопросу обеспечения безопасности сирийского химического оружия.

«Я надеюсь, что не раскрою никакого большого секрета, но мы помогли американским экспертам выйти на контакт с сирийцами по этому вопросу, и мы получили объяснения и заверения, что сирийское правительство охраняет эти объекты наилучшим способом», — заявил министр.

«Самый большой риск, если данное химическое оружие попадет не в те руки, если объекты будут захвачены «Аль-Каидой» или ей подобными, а также, может быть, частями Сирийской свободной армии, так как они открыто призывали «Аль-Каиду» координировать свою деятельность с ними», — продолжил Лавров.

Вместе с тем Лавров отметил, что у России пока нет информации о том, что это оружие может попасть не в те руки.

Помимо этого, Лавров сообщил, что Москва не заключила с Дамаском ни одного нового военного контракта с начала кризиса в Сирии. «Мы выполнили контракты, которые были подписаны много лет назад. Некоторые из них касались ремонта и обслуживания военной техники, проданной Сирии еще Советским Союзом», — сказал Лавров.

«И мы не подписали ни одного нового контракта с момента, когда в Сирии разразился кризис», — отметил российский министр.


Помимо этого, в интервью американскому телеканалу Лавров заявил, что принятие Конгрессом США так называемого закона Магнитского будет иметь пагубные последствия для российско-американских отношений.

«Мы выступаем в поддержку взаимодействия гражданских обществ между нашими странами, но на основе, которая не была бы равносильна чтению нотаций и указывания на домашние вещи, как на что-то, что дает США право выносить суждение и принимать законодательные акты, как тот, что рассматривается сейчас на Капитолийском холме, касающийся «дела Магнитского». Это, без сомнения, будет пагубно для наших отношений», — подчеркнул российский министр.

«Попытки вмешательства в законодательные процедуры других стран, без сомнения, не приветствуются нормальными государствами и нормальными правительствами. Это в абсолютной степени касается отношений США и России», — отметил Лавров.

«Мы выступаем за продолжение нашего диалога по проблематике прав человека, в особенности потому, что у нас есть жалобы на обращения с россиянами со стороны американских властей», — подчеркнул глава МИД РФ.

В связи с этим он привел случаи обращения с усыновленными американцами российскими детьми, а также «случаи, когда русские в буквальном смысле похищались из-за обвинений в том, что они не совершали, а только за намерения, а эти намерения были спровоцированы агентами ФБР». Лавров напомнил, что таковыми были случаи с Константином Ярошенко, а также с Виктором Бутом, который был экстрадирован из Таиланда в США, несмотря на то, что тайский суд вынес решение против экстрадиции.

Москва готова поддержать Израиль в нападении на Иран?

Взято с сайта http://www.km.ru/v-rossii/2012/08/31/yadernaya-programma-irana/moskva-gotova-podderzhat-izrail-v-napadenii-na-iran

Хотя даже США еще оставляют Тегерану «окно возможности» договориться дипломатическим путем

МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) опубликовало новый доклад о состоянии ядерной программы Ирана. После недавнего «провала» венских переговоров между Тегераном и МАГАТЭ (KM.RU об этом рассказывал) многие наблюдатели ожидали, что документ однозначно выставит Тегеран стороной, тщательно скрывающей свою ядерную программу и потому, дескать, недоговороспособной. Худшие опасения, однако, в жесткие словесные формулировки так и не воплотились. Хотя критика Ирана, содержащаяся в документе, была немедленно раздута в Израиле и на Западе.

За последние несколько месяцев Иран резко увеличил мощности по обогащению урана, констатирует доклад МАГАТЭ: к настоящему времени у него уже имеется 189 кг обогащенного урана, тогда как в мае текущего годы было всего 145 кг. Число газовых центрифуг, смонтированных на объекте Фордо, расположенном в центре страны на большой глубине под землей, возросло к настоящему времени по сравнению с маем нынешнего года более чем вдвое — с 1064 до 2140 единиц. При этом Иран намерен и дальше существенно расширить мощности объекта в Фордо. Таким образом, Иран лишь ускоряет производство урана, несмотря на то, что в настоящее время ведет переговоры с международным сообществом по возможному свертыванию своей ядерной программы. Это – с одной стороны.

С другой же стороны, в докладе МАГАТЭ отмечается, что одновременно Иран предпринял ряд шагов, которые помешают ему использовать запасы обогащенного урана для изготовления атомной бомбы. О чем идет речь? Дело в том, что эксперты МАГАТЭ, как сообщает The Washington Post, обнаружили, что большая часть нового ядерного материала преобразовывается в Иране в форму, которую можно использовать в исследовательском ядерном реакторе. По словам представителей администрации США, сразу после завершения этого процесса преобразования дальнейшее обогащение полученного ядерного продукта с целью создания ядерного оружия становится уже невозможным.

Красноречивое, согласитесь, признание – особенно если учесть, что исходит оно от Вашингтона. Видимо, поэтому такая неоднозначная картина достижений Ирана в реализации его ядерной программы послужила толчком к тому, чтобы администрация Обамы вновь заговорила о необходимости поиска дипломатического решения в противостоянии с Ираном, пишет издание.

Да и потом – что такое накопленные сейчас Ираном 189 кг урана, обогащенного до 20%? Их недостаточно для создания даже одной полноценной боеголовки! «Объемы производства неизменно растут, но этот материал невозможно использовать для совершения прорыва в создании ядерного оружия», — откровенно признался изданию один из высокопоставленных представителей администрации США.

Вот такой получился у МАГАТЭ доклад. С одной стороны, в нем утверждается, что «никаких конкретных результатов в переговорах о ядерной программе Ирана в этом году достигнуто не было, основные разногласия остаются». А с другой стороны – документ признает, что из всего количества иранских установок по обогащению урана (удвоенного в последнее время) реально работают лишь треть – около 700 единиц.

«Окно возможности разрешить сложившуюся ситуацию дипломатическим путем остается открытым, но оно не будет открытым вечно», — резюмировал после знакомства с докладом (документ, кстати, пока носит закрытый характер и предназначен для распространения лишь среди членов Совета директоров МАГАТЭ) представитель администрации США Джей Карни. А высший военный чин США — председатель Объединенного комитета начальников штабов Мартин Демпси – и вовсе поверг в уныние сторонников немедленной расправы с Ираном.

Беседуя с британскими журналистами, он заявил, что не желает быть соучастником израильского удара по иранским ядерным объектам. По словам Демпси, которые приводит британская The Guardian, израильский удар может привести к задержке развития иранской ядерной программы, однако он вряд ли сможет ее уничтожить. Демпси признает, что не знает настоящих намерений Тегерана, однако генерал считает, что преждевременные действия со стороны Израиля приведут к ослаблению давления на Иран со стороны международного сообщества.

В Израиле такая реакция вызвала явное разочарование – там все-таки надеялись убедить американских союзников в необходимости немедленного военного удара по иранским ядерным объектам. Но администрация Обамы, как видим, не только не желает сейчас воевать против Ирана вместе с Израилем, но и советует последнему воздержаться от нападения на Иран в одиночку (Израиль при таком сценарии не без оснований рассчитывает, что США тут его поддержат).

Впрочем, позиция США может радикально поменяться уже совсем скоро – после ноябрьских президентских выборов. Если на них победит Митт Ромни, то линия США в отношении Ирана, без сомнения, ужесточится. Да и Обама в случае своей победы также перестанет опасаться военного провала в Иране, поскольку исход выборов будет уже решен. Вспомним, как выразился представитель Белого дома Джей Карни, «окно возможности разрешить сложившуюся ситуацию дипломатическим путем остается открытым, но оно не будет открытым вечно».

Тем временем многие израильские СМИ обратили внимание на статью западных аналитиков в сфере энергетики, опубликованную несколько дней назад сетевым ресурсом Thecommentator.com. Ее суть сводится к тому, что Кремль сейчас крайне опасается возникновения восточно-средиземноморской альтернативы поставкам российского природного газа в Европу. Как отмечается в публикации, экспорт газа с месторождений, расположенных в территориальных водах Израиля и Кипра, может составить треть от того, что поставляет Россия в страны Евросоюза. А это чревато прекращением зависимости Старого Света от российских энергоресурсов, что весьма негативно отразится на состоянии экономики России и ослабит ее политически. Поэтому в последнее время, утверждает публикация, Кремль проявляет растущий интерес к израильскому газовому рынку. Одновременно участились разногласия между Москвой и Тегераном по поводу поставок российских вооружений Ирану. Это подтолкнуло западных экспертов к выводу: в случае военного столкновения Ирана с Израилем, Россия готова поддержать именно еврейское государство, а не Иран — если взамен получит широкий доступ на израильский рынок энергоресурсов.

И хотя данная гипотеза – пока, во всяком случае – выглядит малоправдоподобной, как говорится, дыма без огня не бывает. Москва, напомним, почти проигнорировала проходящий сейчас в Тегеране саммит Движения неприсоединения. Понятно, что в нынешних международных условиях роль Движения уже не та – после крушения СССР желающие оставаться неприсоединившимися уже не могут играть на противоречиях двух полюсов, и многие из неприсоединившихся волей-неволей уже присоединились к лидеру однополярного мира. Но России-то зачем вести себя так, будто она уже тоже окончательно присоединилась?

Греческая Сага: Продажи автомобилей сократились В ПЯТЬ РАЗ!

Взято с сайта http://aftershock-1.livejournal.com/1108310.html

В августе продажи автомобили в Греции составили 3.886 автомобилей, всего с начала года продано 42.072 автомобиля (ИСТОЧНИК).  Для сравнения:

— год назад в августе было продано 7.297 (падение составило 46.7%), а с начала года по август — 72.513 (падение составило 42%);

— в старом добром 2008 в августе было продано 19.819, а с начала года по август — 208.920 (ИСТОЧНИК) — падение в пять раз.

Если понимать, что «сегодня — Греция, далее — везде», автомобилестроение в целом стоит на пороге дикого обрушения небывалых масштабов.  Грубо говоря, до конца десятилетия доживет один завод из пяти, а остальные сгинут в пучине глобального хаоса.

О рисках и вызовах для Ближнего Востока

Взято с сайта http://www.day.kiev.ua/234391

В ближайшие месяцы несколько серьезных региональных экономических и политических кризисов могут объединиться в один мега-водораздел, подпитывая интенсивное глобальное потрясение. В течение лета перспектива опасного падения стала только более вероятной.

На Ближнем Востоке барабаны войны в настоящее время звучат все громче. Никто не может предсказать, в каком направлении поведет страну египетский суннитский президент-исламист и исламистское парламентское большинство. Но ясно одно: суннитские исламисты решительно меняют политику в регионе. Эта региональная перегруппировка необязательно будет антизападной, но она, безусловно, будет таковой, если Израиль и/или США нанесут военный удар по Ирану.

Между тем, в Сирии бушует гражданская война, сопровождаемая гуманитарной катастрофой. Надо отметить, что режим президента Башара аль-Асада не выживет, но он полон решимости и будет бороться до конца. Балканизация Сирии среди различных этнических и религиозных групп страны является четко предсказуемым результатом. В действительности больше нельзя исключать боснийский вариант сценария, а перспектива потери сирийским правительством контроля над химическим оружием создает непосредственную угрозу военного вмешательства Турции, Израиля или США.

Кроме того, сирийская гражданская война стала войной, которая ведется «чужими руками» в открыто объявленной битве за региональную гегемонию между Ираном, с одной стороны, и Саудовской Аравией, Катаром, Турцией и США, с другой. Оставаясь в стороне от этой арабо-западной коалиции, Израиль тайком разыгрывает свои карты.

Иран, со своей стороны, объявил Сирию незаменимым союзником и полон решимости предотвратить смену режима там всеми доступными средствами. Означает ли это, что ополченцы Хизболлы в соседнем Ливане примут теперь непосредственное участие в гражданской войне в Сирии? Может ли такое вмешательство возродить собственную затяжную гражданскую войну в Ливане 1970 и 1980 годов? Есть ли угроза новой арабо-израильской войны, нависшей над Ближним Востоком? И, по мере того как курды внутри и за пределами Сирии становятся все жестче, Турция, с ее большим и беспокойным курдским населением, также становится более беспокойной.

В то же время текущая региональная борьба в Сирии становится все более запутанной с другим основным источником звуков войны: ядерной программой Ирана. Параллельно сирийской драме, риторика в конфронтации между Израилем и Ираном по поводу этой программы стала значительно жестче.

Обе стороны сами себя загнали в тупик. Если Иран сдастся и согласится на устойчивое дипломатическое решение, режим потеряет лицо по критическому внутреннему вопросу, поставив под угрозу свою легитимность и выживание. С точки зрения режима, на карту поставлено наследие исламской революции 1979 года. Но международные санкции ранят, и Иран рискует потерять Сирию. Все указывает на необходимость успеха режима — теперь более чем когда-либо — в отношении его ядерной программы.

Кроме того, правительство Израиля загнало себя в собственную ловушку внутренней политики. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху и министр обороны Эхуд Барак не могут принять ядерный Иран. Они боятся не ядерной атаки на Израиль, а, скорее, гонки ядерных вооружений в регионе и драматической смены власти не в пользу Израиля. С их точки зрения, Израиль должен или убедить США атаковать Иран и его ядерные объекты, или взять на себя максимальный риск использования для этого собственных вооруженных сил.

Обе стороны значительно сократили имеющиеся у них варианты действий, тем самым ограничивая возможности для дипломатического компромисса. А это значит, что обе стороны перестали думать о последствиях своих действий.

Везде идут разговоры о «военном варианте», который означает удар с воздуха. Но, в то время как сторонники ведут речь об ограниченной «хирургической операции», в действительности они говорят о начале двух войн: воздушной войне во главе с США и Израилем, и асимметричной войне во главе с Ираном и его союзниками.

А что, если этот «военный вариант» не удастся? Что делать, если Иран станет ядерной державой, демократические движения в регионе будут ликвидированы уничтожены сметены волной анти-западной исламской солидарности, а иранский режим станет еще сильнее?

Иран тоже, видимо, не рассматривал свою позицию с точки зрения ее логического завершения. Что он выиграет от ядерного статуса, если он будет приобретен за счет региональной изоляции и жестких санкций Организации Объединенных Наций в ближайшем будущем? А что, если это вызовет региональную гонку ядерных вооружений?

Война в Персидском заливе — по-прежнему мировая АЗС — повлияет на экспорт нефти в течение некоторого времени, и цены на энергоносители могут взлететь, нанося серьезный удар по мировой экономике, которая балансирует на грани рецессии.

Китай, уже испытывающий экономические трудности, понесет самые тяжелые потери вместе со всей Восточной Азией. Учитывая экономическую ослабленность США и преддверие президентских выборов, их способность к лидерству будет серьезно ограничена. А сможет ли ослабленная Европа вообще справиться с нефтяным шоком? Региональный и глобальный шок безопасности, вызванный асимметричной войной, может добавить неприятностей мировой экономике, приводя к еще большему снижению экспорта.

«Respice finem!» («Подумай о последствиях!»), говорили римляне. Мировые лидеры должны принять близко к сердцу эту вечную мудрость. И это вдвойне относится к европейцам. Было бы абсурдно, если бы мы снова пережили настоящую катастрофу для того, чтобы понять, что всегда подразумевалось под европейской интеграцией.

Пик добычи ресурсов будет пройден неожиданно

Взято с сайта http://www.e-reading.org.ua/chapter.php/88940/40/Turchin_-_Voiina_i_eshche_25_scenariev_konca_sveta.html

Если бы наша цивилизация точно знала, что добыча нефти вот-вот начнет неудержимо падать, то мы могли бы начать всерьез готовиться к такому развитию событий. Я уверен, что технически вполне реально обеспечить все энергетические потребности цивилизации за счет ветроэнергетики и солнечных батарей, например, если бросить все ресурсы индустриальных стран на производство ветрогенераторов.

Приведу следующие факты: количества ветроэнергии, доступной для извлечения на континентальном морском шельфе в США, достаточно для обеспечения всех потребностей страны в электроэнергии; большие ветряные фермы, разбросанные на больших площадях (тысячи километров), дают стабильный поток мощности независимо от погоды, при этом существуют способы накапливать излишки, поднимая уровень воды в водохранилищах или заряжая аккумуляторы электромобилей. И эти технологии уже применяются. Количество ветроустановок, построенных в США, растет экспоненциально. Технология эта отработана, и не содержит подводных камней в отличие от установок, использующих термоядерные процессы.

Не менее многообещающие перспективы и у солнечной энергетики. Каждый год объявляется о новых открытиях, которые позволяют удешевить солнечные батареи, и цена их падает по экспоненциальному закону. Есть также масса других способов извлечения энергии, которые я не буду здесь обсуждать подробно: геотремальные источники, океанические метангидраты, горючие сланцы, турбины на подводных течениях и в реках.

Суть проблемы, однако, в том, чтобы успеть реализовать эти проекты до того, как разразится энергетический кризис, а для этого нужно точно знать, когда он будет, и будет ли вообще, и подать соответствующие ценовые сигналы, которые побудят рискнуть огромными капиталовложениями в отрасль. Не менее интересно было бы также заменить все двигатели внутреннего сгорания электрическими установками, использующими аккумуляторные батареи, что вот-вот станет технологически возможным и экономически выгодным.

Пока же основной риск состоит не в исчерпании энергоресурсов, а во внезапности их исчерпания. Но даже если внезапное исчерпание может остановить мотор современной цивилизации, то оно само по себе не приведет к полному вымиранию человечества. Однако самый главный риск заключается в том, что за оставшиеся ресурсы может начаться война. (Напомню, что, например, борьба за нефть была основной причиной вступления Японии во Вторую мировую войну, а кончилось все атомной бомбой.)

Главный риск новой войны состоит в том, что она резко подхлестнет конструкторские разработки опасных вооружений, а также подтолкнет слабые страны к созданию «оружия судного дня» – то есть оружия настолько страшного, что оно может уничтожить весь мир, если хоть кто-нибудь нападет на его обладателя. (Например, это могут быть запасы биологического оружия, рассредоточенные в разных частях мира.)

Теперь, вооруженные пониманием, как любой значительный спад в производстве ресурсов может привести к уничтожению человечества, мы можем более внимательно взглянуть на доводы тех, кто говорит об их исчерпании. Разумеется, эти доводы не являются истиной в последней инстанции, однако вероятность их истинности значительна – десятки процентов – и именно с таким раскладом связан наихудший исход.

Добыча любого ресурса подчиняется колоколообразной кривой, похожей на гауссово распределение, которое в отношении производства нефти называется пиком Хуберта.

Многие страны уже прошли свой пик Хуберта, например Соединенные Штаты, и в точности тогда, когда это предсказывала теория. Возможно, весь мир прошел пик Хуберта в районе 2006 года. И свидетельство в пользу этого то, что последние два года цифры поквартальной добычи нефти практически неизменны, в то время как цена выросла более чем в два раза. То есть добыча нефти перестала реагировать на ценовые сигналы.

Пренеприятной особенностью пика Хуберта является то, что уменьшение добычи нефти в стране на одну единицу приводит к сокращению экспорта на три единицы (поскольку внутреннее потребление не изменяется, а изменяется только доля излишков), то есть спад после пика Хуберта на международном рынке нефти приведет к значительному дефициту продукта.

Следующей неприятной особенностью пика Хуберта является то, что свой пик Хуберта есть у каждого ресурса, и у большинства ресурсов, необходимых человечеству, этот пик приходится на первую половину XXI века. Это касается и каменного угля, и доступной пресной воды, и площади обрабатываемых земель, и добычи рыбы в океане.

Особенно неприятным обстоятельством является то, что человек научился заменять одни ресурсы с помощью других. Поначалу это работает хорошо, так как позволяет перераспределять ресурсы. Например, нехватку пресной воды можно компенсировать с помощью электричества, опресняя воду или добывая ее из глубоких скважин. Истощение почв покрывают производством все большего количества удобрений, нехватку нефти – производством спирта из кукурузы, нехватку продовольствия – производством маргарина из нефти и даже каменного угля, как это было в послевоенной Германии. Однако последствия такой замены состоят в том, что хотя пик Хуберта одних ресурсов оттягивается, пик Хуберта других ресурсов приближается, в результате чего пик Хуберта ВСЕХ ресурсов произойдет примерно одновременно!

Очевидно, что ситуация отягощается постоянным ростом населения, которое растет не только количественно, но и качественно – по уровню своего потребления. Рост населения приведет к тому, что перелом в уровне поступления всех ресурсов в мировом пике Хуберта будет гораздо более острым.

Отмечу, что прохождение пика добычи ресурса не ведет обязательно к гибели цивилизации, однако он приводит к необходимости совершить качественный скачок, как, например, 10 тысяч лет назад, когда произошла неолитическая революция: охотники-собиратели съели всех мамонтов и прочую доступную живность и численность населения Земли резко упала, а оставшимся людям пришлось изобрести сельское хозяйство.

Таким качественным скачком могло бы стать создание молекулярного производства, то есть появление развитых нанотехнологий. Однако здесь возникает серьезный вопрос: что случится раньше – будет пройден пик добычи ресурсов или будут созданы эффективные нанотехнологии? Не забудем также, что эффективные нанотехнологии несут в себе такой риск глобальной катастрофы, по сравнению с которым мировая война окажется легкой прогулкой. (Тем более, если они будут созданы как оружие в ходе мирового конфликта, который разгорится из-за острого дефицита ресурсов.)

Метановый парник Таяние арктических льдов ускоряет выбросы газа в атмосферу

Взято с сайта http://www.ng.ru/science/2012-09-26/11_metan.html

Ученые зафиксировали десятки тысяч источников просачивания метана в атмосферу из-за таяния ледового покрова в акватории Ледовитого океана. Проведенные за последние годы исследования одновременно с воздуха и на водной поверхности в Гренландии, и в районе Аляски позволили обнаружить более 100 тыс. пока еще незначительных пятен выброса метана в результате таяния ледового покрова Арктики. До сих пор он сдерживал выход метана в атмосферу в течение многих веков даже тысячелетий.

Группа ученых, вовлеченных в так называемый «Новый Арктический проект» (New Arctic Project), во главе с профессором Уолтером Антони из университета Файрбэнкс на Аляске, проанализировала изотоп углерода в метане. В итоге ученые пришли к выводу, что нередко мы являемся свидетелями выхода в атмосферу газа, образовавшегося десятки тысяч лет тому назад. Другая часть метана имеет более молодой возраст и, видимо, образовалась в результате разрушения металлических отходов, оказавшихся на дне озер и морей.

В публикации, вышедшей в последнем номере авторитетного журнала Nature Geoscience, ученые выразили озабоченность тем, что «потепление будет ускорять потепление». «Мы обследовали дно замерзших озер, фьордов, почвы вечной мерзлоты, частично акваторию Ледовитого океана и пришли к заключению, что потепление в арктических регионах приведет к выбросу углерода весьма древнего возраста. А это, в свою очередь, означает, что таяние мерзлоты в арктической части Западной Сибири, где сосредоточены огромные массивы натурального газа, уже к концу нынешнего столетия приведет к полному истощению этого богатства», – заявил Уолтер Антони.

Другой участник этого проекта «по выявлению поведения» арктического метана профессор Эуан Нисбет из Лондонского университета подчеркнул, что Арктика сегодня является тем регионом, где потепление происходит более быстрыми темпами по сравнению с любой частью нашей планеты. «Там имеются огромные ресурсы метана и натурального газа, выход их в атмосферу будет усугублять глобальное повышение температуры. Правда, здесь нет единого мнения среди ученых относительно того, насколько «активное участие» метана в атмосфере будет ускорять процессы потепления. Во всяком случае, в ближайшее десятилетие метан не будет представлять большую угрозу для человечества», – заключил английский ученый.

Крупнейший российский специалист по морской геологии Арктики, заместитель директора Института океанологии РАН, член-корреспондент РАН, профессор Леопольд Лобковский подтвердил, что во время совместной научной экспедиции на судне «Академик Лаврентьев» в этом году ученые ИО РАН и Тихоокеанского института океанологии РАН зафиксировали громадные тысячекилометровые окна выброса метана. Это и является главной причиной потепления в этом регионе и таяния льдов Ледовитого океана.

Таким образом, вырисовывается взаимозависимая картина: таяние льдов открывает окна для выхода метана в атмосферу, а выбросы метана, в свою очередь, ускоряют таяние льдов.

По последним спутниковым данным NASA, за последние четверть века общая толщина льдов Арктики уменьшилась примерно на 30–40%, что подтверждается и наблюдениями американских подводных лодок, находящихся в этом регионе. Комментируя интенсивное таяние льдов Арктики, профессор Кембриджского университета Петер Уодхамс заявил, что если таяние льдов будет происходить такими же темпами, то к 2016 году Арктика полностью освободится ото льдов и откроет широкий путь для морского судоходства.

В то же время английские ученые связывают это явление с обычным циклом потепления и похолодания, который, как правило, продолжается 65–80 лет. Нынешний период потепления, начавшийся с конца 70-х годов ХХ века, возможно, продолжится до середины текущего столетия.

Общеизвестно, что в научном сообществе пока нет единого мнения о грядущих природных трансформациях – в текущем веке одни ориентируются на глобальное потепление, другие говорят о приближении очередного этапа похолодания. В частности, рабочая группа ООН по Межправительственной комиссии опубликовала полдюжины различных моделей изменения климата, каждая из которых заметно отличается друг от друга и имеет своих сторонников.

Недавно свою версию предстоящего изменения климата обнародовали ученые из Физического института РАН. Они утверждают, что в ближайшие годы наступит температурный спад в масштабах всей планеты и начнется процесс всеобщего похолодания.

Возникает правомерный вопрос: к чему человечество должно готовиться – к глобальному потеплению или похолоданию? Во всяком случае, возможные внезапные катаклизмы, связанные с изменением климата, подготовка населения к ним – священный долг ученых. И это уже ни в коем случае не «игра на уровне недоказанных концепций».

Как начнется третья мировая

Взято с сайта http://www.utro.ru/articles/2012/09/26/1074003.shtml

Ирано-израильская «война угроз», тянувшаяся последние пару лет, дошла на этой неделе до новой стадии. От несколько туманных, в силу отсутствия каких-то указаний на время, когда это произойдет, обещаний «стереть с лица земли раковую опухоль под названием Израиль«, звучавших в ответ на угрозы израильтян разбомбить атомные объекты, Иран перешел к более конкретным заявлениям. Агентство MEHR опубликовало в начале недели высказывание бригадного генерала Корпуса стражей Исламской революции (КСИР — своего рода спецназа всех родов войск и спецслужбы одновременно) Амира Али Хаджизаде о том, что войну Тегеран начинать не станет, но может нанести превентивный удар по Израилю в момент, когда тот «занесет руку» для нападения. При этом генерал добавил, что заодно Иран атакует базы США в Бахрейне, Катаре и Афганистане, подчеркнув, что враги Исламской Республики не в состоянии оценить всю ее гигантскую военную мощь.

Иранские военные, правда, как-то не договорились насчет того, что именно они будут делать с Израилем, так как вскоре заместитель командующего КСИР Хосейн Салами заявил в интервью тому же агентству MEHR, что для Ирана Израиль никакой угрозы не представляет. «Сионистский режим не смог справиться с палестинскими группировками, пристало ли нам бояться его? Достаточно батальона пехотинцев, чтобы в один день перебить хребет этому так называемому государству, ширина которого в некоторых местах не превышает 24 километра», подчеркнул Салами, не вдаваясь, впрочем, в детали того, как именно этот батальон попадет на территорию сионистского врага.

Ну а затем, чтобы окончательно запутать всех, выступил и командующий КСИР генерал Мохаммед Али Джафари, который сказал в интервью агентству ISNA, что война с Израилем неизбежна и ее результатом станет уничтожение «сионистского образования». При этом он отметил, что война произойдет обязательно, только не известно, где именно, но Иран воспользуется своим опытом военных действий против Ирака.

Что же конкретно могут сделать со своим «сионистским оппонентом» Иран и его стражи Исламской революции в частности? ВВС Тегерана глобально не обновлялись свыше трех десятилетий. Когда-то, во времена шаха, иранские пилоты считались асами уровня израильских летчиков, но это старая история. Парк машин достаточно беден, так как состоит из модернизированных самостоятельно, а также с помощью России и Китая советских машин (МиГ-23 и МиГ-29), нескольких десятков старых Ф-4 и Ф-14, а также, возможно, и нескольких десятков китайских самолетов. Обладают иранцы и летающими танкерами для подзаправки, что может позволить им гипотетически долететь до пределов Израиля.

Там, правда, им придется столкнуться с одними из самых лучших пилотов стран Запада на наиболее современных американских машинах, к тому же еще и модернизированных настолько, что им завидуют производители. Так что самолетный вариант явно можно скинуть со счетов.

С ракетным ударом также есть определенная проблема. Дело в том, что сегодня на вооружении Ирана есть две баллистические ракеты — Shahab-3 и Sejil-2. Первая – поточнее, но ее радиус действия – 1300 км, и до Израиля она просто не долетит. Вторая – Sejil — может добить на расстоянии свыше 2000 км, но она не может нести атомную боеголовку, да и точность ее оставляет желать лучшего. В случае ее использования малый размер территории Израиля может стать для него преимуществом. Кроме того, падение иранской ракеты, скажем, на территорию палестинской автономии или в Иерусалиме не прибавит Тегерану популярности в мусульманском мире, но станет для очень многих стран Запада четким указанием того, что наступил день П. В смысле «пора бить».

Других не фантастических вариантов нанесения превентивного удара по Израилю у Ирана нет. Если, конечно, не учитывать неконвенциональный вариант использования ливанской шиитской «Хезболлы» и палестинских исламистов. Впрочем, это тоже стало довольно сложным в последнее время.

Дело в том, что у Ирана из-за кровавых событий в Сирии есть некоторые проблемы с инициированием ракетных атак «Хезболлы» на север Израиля, как это произошло шесть лет назад. Тогда «Хезболла» спокойно могла обстреливать сионистов, не опасаясь никаких возражений со стороны населения Ливана: армия Асада крепко держала всех за горло и могла помочь «умиротворить» тех, кого такой расклад не устраивал. А сейчас через территорию Ливана в Сирию идут иностранные боевики, в том числе и из Туниса, и поэтому воюющей на юге страны «Хезболле» могут ударить в спину не только возмущенные сограждане нешиитской веры (христиане и сунниты), но и оппоненты режима Асада. Кроме того, в связи с ситуацией в Сирии «Хезболла» не может рассчитывать на какую-либо поддержку Дамаска: ни оружия, ни финансов, ни (что не менее ценно) разведданных, поскольку спецслужбам Асада, мягко говоря, не до того сейчас. То есть повоевать, конечно, можно будет, только результаты будут не очень утешительные — без перебросок оружия, боеприпасов и «играющих тренеров» КСИР «Хезболла» под ударами с двух сторон долго не продержится, даже если израильтян, как это уже стало привычным, будут сдерживать в их ответном порыве США и ЕС с ООН.

С палестинцами ситуация тоже не очень однозначная. В Газе, руководимой суннистским ХАМАС, Тегеран очень уважают и ценят и даже могут устроить очередной ракетный обстрел южных пределов Израиля. Однако нужно будет знать меру – соседний Египет, контролируемый «материнским» движением «Братьев-мусульман», не будет в восторге от того, что Газа исполняет приказы Тегерана. Да и такого рода активные действия всегда плохо отражаются на ситуации в Синае, где сейчас настоящая зона беспредела исламистов такой степени отмороженности, что «Братья» в Каире их с удовольствием сами отстреливают.

На Западном же берегу реки Иордан палестинские власти «вписываться» за Иран тоже не горят – там начинается своя «арабская весна», вызванная тем, что миллиарды долларов экономической помощи из-за рубежа как-то не очень доходят до карманов простого народа, оседая где-то по дороге. Ответные действия израильской стороны, даже хирургически взвешенные, могут кончиться неизвестно чем, и никакая дружба с Тегераном не сможет компенсировать руководству автономии приобретение опыта встреч с народом такого типа, которого сподобился Каддафи.

Таким образом, по сути, угрозы руководства КСИР в адрес Израиля выглядят какими-то не очень пугающими на фоне отсутствия у иранской стороны в настоящий момент достаточно адекватных инструментов «превентивного удара». И, соответственно, ответного. Именно этот фактор и является одной из наиболее важных причин иранской атомной гонки, однако это уже совсем другая история.